Дейв Мастейн рассказывает о новых гитарных рифах и старой драме

Знаменитый фронтмен Megadeth Дейв Мастейн, отличается тем, что никогда не стесняется говорить правду, ни в интервью, ни в своих альбомах. Если судить по двенадцатой пластинке коллектива, лидер группы продолжает активно затрагивать темы, не слишком часто поднимающиеся в весёлом мире «металлической» музыки. Например, титульный трек рассказывает о скандальном биле, который был подписан Бушем младшим, композиция "Nothing Left to Lose” повествует о недавнем экономическом кризисе, в "Bite the Hand That Feeds" поется об алчности банкиров и других финансовых воротил.

Интересным фактом является то, что Дейв Мастейн на первоначальном этапе помог успешно стартовать группе Metallica. Он является соавтором нескольких первых шедевров этого коллектива. Дейв не так давно поведал изданию Rolling Stone (RS) о самой известной басовой партии в «металлической» музыке, а также скрещивании автомата Калашникова с рабочим барабаном.

RS: Endgame считается одним из самых "зарифованных" проектов Megadeth.

Дейв Мастейн: Работа над этим диском была очень непростой и многогранной. За прошлые годы у меня скопилось огромное количество песенного материала, скоростных рифов. Имеются просто потрясающие многорифовые конструкции, однако не столь мелодичные, как это было в творчестве 90-х годов. Я компилировал композиции, учитывая возможности ударника Шона Дровера. Когда мы приступили к работе в студии, у меня возникла мысль: “Боже, ведь эти музыканты имеют огромный потенциал, только вот как его реализовать?”. Я начал разработку более сложных структур и занялся сочинением сверхагрессивных песен, насыщенных рифами. Эту работу можно назвать “увлекательным солированием”. Я повторял себе: “Дейв, разве ты похож на гитариста, который пишет песни для радио? У тебя есть несколько композиций, пробившихся в эфир радиостанций, но это не твое. Так, что дерзай!”.

RS: Ваш новый диск также сильно напичкан оригинальными звуковыми эффектами?

Дейв Мастейн: Создавая альбомы Risk (1999) и Cryptic Writings (1997) я получил бесценный опыт в написании музыки и подборе аранжировочных вариантов. Благодаря сотрудничеству с Дэном Хаффом и Джефом Балдином, я научился применять фоновые эффекты. Эти “слуховые радости” отлично сдабривают общую палитру звука. Например, с композицией "1,320," мы долго мучились, пытаясь отыскать семпл шума гоночных машин, соревнующихся на коротких дистанциях. Я сказал Энди Снипу (сопродюсер Endgame), что нам требуются звуки “забавных автомобилей на нитро двигателях”. Он отыскал мне шум Top Fuel Funny Car, который являлся не более чем “жиденьким пуканьем автомобильного мотора”. На это я ему сказал, “Братишка, смешные нитро автомобили такие звуки не издают. Когда ты слышишь шум их движков – это просто улет”. Когда мы подобрали нужный семпл, все встало на свои места. Я сказал Энди, “Вот видишь! Это именно то, о чем я тебе толкую!”.

Кстати, у меня была ещё одна идея «фонового шума». Я сказал Энди Снипу: “Когда Шон в припеве выдает ритм в панк-стиле группы Sex Pistols, на заднем фоне должны звучать аплодисменты ”. Он мне отвечает: “Это сделают специалисты по звуку. Они начнут греметь кусками дерева так, чтобы напоминало аплодисменты”. Я говорю: “Не пойдет! Мне нужно, чтобы люди аплодировали на самом деле. Потом мы этот эффект продублируем. Надо, чтобы звук аплодисментов слышался из под работающего барабана. Это придаст композиции особую сексапильность”.

Такие же чудеса мы творили и в песне "How the Story Ends", которая была навеяна книгой Сунь-Дзы (искусство войны). Героем композиции является средневековый воин, который участвует в сражениях, но не может услышать приказы своих командиров. Они отдаются при помощи флагов. То есть, боец видит знамя и понимает, что был отдан приказ отступать. Командующих он при этом не может разглядеть из-за большого расстояния. Однако в плохую погоду при нулевой видимости или когда поле боя застилает дым, эта система не работает. Поэтому средневековые армии, наряду со знаменами, использовали барабаны.

Я сказал: «Отлично! Это же готовая тема для песни. Я напишу композицию о знаменах и барабанах. Но такое название звучало бы по-идиотски. Затем я припомнил фильм Властелин Колец и тот момент, когда Арагорн разговаривает со своими соратниками. Он говорит: “Мы можем погибнуть лишь завтра, но не сегодня. Этот день – день нашей битвы!”. В этом что-то было. Я подумал: “Блин, какая чувственная речь перед сражением” В этом треке в финале интерлюдии средней части имеется гитарная вставка, напоминающая фламенко, а под конец начинается соло Криса. Он играет так… (Дейв начинает напевать мелодию). Я сказал: “Здесь нам нужно добавить щелчки. Я когда-то слышал в рекламе Coke, звуки кубиков льда, когда они падают на дно бокала”. Энди ответил: “Черт, я не собираюсь ради тебя сыпать лед в стакан!”. Чтобы получить такой эффект мы воспользовались крохотным треугольным колокольчиком. Была ещё пара-тройка звуков той же направленности.

В композиции "44 Minutes" речь идет о печально известном ограблении банка, которое произошло в 1997 году в Северном Голливуде. Я написал об этом песню, а на звук барабана мы наложили фоновый шум стрельбы автомата Калашникова. Получился такой себе салют из пушек. Эти спецэффекты хорошо прослушиваются и удивляют слушателей своим неожиданным звучанием.

RS: Прямо какая-то песенка для наушников, а не метал!

Дейв Мастейн: Одной из моих первых музыкальных пластинок был альбом Pink Floyd “ Wish You Were Here”. Он и стал моей первой музыкой для наушников, которая была хорошо сдобрена спецэффектами. Я помню, как-то пришёл домой, зарядил эту пластинку, начал слушать песни с крутыми стереоэффектами и рассматривать обложку. В то время для меня это был просто шедевр – я никогда такого не слышал.

RS: Хочется прояснить один вопрос. Правда, что бас-гитарист Дейв Эллефсон в композиции "Peace Sells" сам придумал басовую партию?

Дейв Мастейн: Эту партию написал я.

RS: Что ты помнишь о работе над этой композицией?

Дейв Мастейн: В то время я фактически был бомжом и жил прямо там, где мы репетировали (Vemon, штат Калифорния). Тогда я встречался с одной девушкой, которую звали Диана. Очень много композиций было посвящено именно ей. Лирика Peace Sells была написана мной прямо на стене в репетиционном здании. В студии не нашлось ни оного клочка бумаги, однако у меня был маркер. Я просто написал текст на стенке. После того, как мы оттуда переехали, кто бы ни играл в этой студии, мог прочитать на стене лирику "Peace Sells" в оригинале. Наверное, потом этот текст скрыл под собой слой новой краски. А тот, кто выполнял эту работу, даже ни о чем и не догадывался.

RS: MTV платило тебе авторские гонорары за то, что гоняло твое басовое вступление из "Peace Sells" в заставке выпуска новостей?

Дейв Мастейн: Мне не заплатили ни цента. Вместо того чтобы перечислить мне денежки, они изъяли эту заставку из эфира. Это был очень умный ход. Не думаю, чтобы кто-то из их редакции допер до него. Скорее всего, это дело рук их юристов.

RS: Твои старые поклонники продолжают считать альбом Risk спорной работой группы?

Дейв Мастейн: Что бы не говорили, Risk был моим шагом вперед. Я просто почувствовал, что как музыканту мне важно идти дальше, развиваться, “расправить крылья”. Risk был бы замечательной сольной пластинкой. Однако выпущенный под брендом Megadeth, этот альбом сбил слушателей с толку. Поэтому неудивительно, что он получил столько негативных отзывов. Однако я, несмотря ни на что, доволен им. Ведь когда я принял решение вернуться к истокам, многие говорили: “Дейв, ты не можешь этого сделать”. А я все равно, как бы бросил вызов. Сказал нашему гитаристу Марти Фридмэну: “Нам нужен возврат к истокам. Мы должны записать классический метал-альбом”. А он развернулся и ушел из группы. Недавно для своего сайта он сфоткался с зонтиком и в кимоно. Я смотрел на это фото и удивлялся. И это гитарист Megadeth? Не поймите меня превратно. Стиль Марти мне очень нравится. Он был отличным парнем, когда мы работали вместе. Так уж получилось, что наши дороги разошлись, однако я надеюсь, что мы ещё встретимся и поиграем вместе. Не смотря ни на что, Марти очень талантливый парень.

RS: А правда, что музыканты Metallica после турне, которое проводилось незадолго до гибели Клифа Бэртона, хотели выгнать Ларса Ульриха?

Дейв Мастейн: Так мне сказал Скот Ян (фронтмэн Anthrax, гитарист). Он сообщил, что когда ребята из Metallica вернулись домой, Кирк, Клиф и Джеймс хотели уволить Ларса.

RS: Дейв, тебя всегда интересовала политика. Как ты оцениваешь достижения Обамы на текущий момент?

Дейв Мастейн: Я считаю, что Бил Майер очень хорошо напутствовал Обаму. Он сказал: “Иди и работай.” А слышать такое напутствие от настолько ретивого либерала, как Бил Майер (Bill Maher), очень странно. Особенно после того как он превратился в лояльного демократа. Что-то здесь не так.

RS: Ты бы порекомендовал клиентам Cooperstown (ресторан Элиса Купера) отведать шедевр кулинарии "Мясной Рулет Megadeth"?

Дейв Мастейн: Ни в коем случае! Посмотрите, в местных подворотнях не осталось ни одного бродячего пса!!! И я нисколько не шучу. Ведь я совладелец этого ресторана.

Другие интервью

На правах рекламы:

• По хорошей цене dvplay для всех клиентов.